Памятники архитектуры

Памятники архитектуры – один из видов памятников истории и культуры РФ. Памятники истории и культуры РФ составляют необходимую часть всемирного культурного наследия, говорят об большом вкладе людей России в развитие мировой культуры.

Вот почему своевременной неприятностью считается сбережение этих памятников, в целях передачи культурного наследия грядущим поколениям. Разработанные в прошлом памятники архитектуры продолжают применяться и до настоящего времени: впрочем и далеко не всегда по собственному назначению. Такие памятники, кроме, или вместо своего отправного назначения предназначаются мишеням развития науки, всенародного создания и культуры.

Полное количество памятников истории и культуры России, располагающихся под государственной службой охраны, достигает приблизительно 140 миллионов; из них 25 миллионов – памятники истории и культуры государственного значения, другие – памятники истории и культуры областного и регионального (городского) значения. Сбережение и использование памятников – всеохватывающая проблема, для решения которой нужна общая работа экспертов разного профиля: историков, музееведов, экономистов.

Значимость данной проблемы обнаружила отображение в законодательстве: с 2002 г. в РФ работает Государственный закон России «Об субъектах культурного наследия (монументах истории и культуры) людей Российской Федерации».

Есть Целый федеральный список объектов культурного наследия России. Большое количество специалистов заняты многосторонним исследованием памятников, комплексов, примечательных мест для их сбережения грядущим поколениям.

Проблема сбережения памятников истории и культуры на протяжении нескольких десятков лет не раз обсуждалась на академических конференциях как в РФ, так и за границей. Экспертами из всех стран мира создаются концепции, разные проекты и проекты стратегически важного развития для объектов культурного наследия в целях их сбережения и всеохватывающего использования.

Проблема сбережения и использования памятников архитектуры обнаружила отображение в научной периодике: статьи по этой теме выходили как в сборниках издававшихся при Отечественных Высших учебных заведениях, так и в специальных изданиях (предвестник МГСУ, Управление финансовыми технологиями: электронный ученый журнал, Достижения студенческой науки, Перспективы науки, Новые технологии, и другие.).

Проблема сбережения и использования памятников архитектуры находит отображение в диссертационных исследовательских работах. Так, в 2007 г. М. А. Ганстрем была предохранена кандидатская диссертация на тематику «Историко-архитектурные нюансы музеефикации индустриального наследия: на примере Адмиралтейских Ижорских заводов», в которой были проанализированы предпосылки возникновения музеев в промышленных монументах и на территориях прежних индустриальных зон, и показана классификация музеев, сопряженных с смазочной темой. В 2014 г. А. А. Яковлевым была предохранена кандидатская диссертация, в которой создатель сделал анализ российского и иностранного опыта строительной адаптации старых зданий к новой функции.

Все вышеупомянутое дает возможность прийти к выводу, что проблема использования памятников архитектуры актуальна и нуждается в будущем изучении.

Представляется явным, что субъект, который рассматривается как важность, который, как физический памятник накопляет внутри себя культуру народа должен аккуратно сохранятся. Практические надобности сообщества, но же, входят в разделение с данным условием: из утилитарных суждений памятник вполне может быть перестроен, адаптирован к исполнению свежих функций, и, даже, изничтожен и заменен свежим зданием. О. Шпенглер считал, что любовь к консервации прошлого, музеификации его – одна из отличительных отличительных черт азиатской культуры.

Иные же культуры не настолько обеспокоены сбережением строительных памятников. и, легко убивают те из них, которые идут в непригодность. С данной позиции, не удивительно, что в прошлом, до того как азиатская культура впустила на Руси глубочайшие истоки, для наших родственников было конечно же не сохранять подопрелый дом, а вылакать его и заменить свежим. И стройматериал и ум не содействовали сохранению памятников архитектуры.

Но, неподвижное строительство и европейское образование, с годами, сформировали у русской интеллигенции ценностное отношение к монументам культуры. Все-таки, стоить обозначить, что, из-за большой затратности любых реставрационных работ, производить такие события могли только представители знати, и, в первую очередь, управляющей династии; при этом, в том что же касается самих работ они надеялись на вкус нанятых экспертов. Это привело к подобным казусам, как «исправление асимметрии» в памятках древнерусского архитектуры.

Русский момент в истории России, сопряжен, помимо всего остального, еще и с развитием функций существенной части памятников архитектуры; неполной перестройкой одних, неполным или общим разрушением иных.

Эти перемены были неминуемым последствием проводимой большевиками политики. Прежде всего, они сражались с классовым неравенством. Вследствие этого, признака великолепной жизни – муниципальные дома и помещичьи имения конфисковывались. Имения адаптировались для потребностей снова формируемых колхозов. Дома, меняли в многоквартирные дома, и расселяли в них нуждающихся в жилье.

Во-вторых, в соответствии с собственной безбожной идеологией, русская власть активно сражалась с верующими организациями. Священнослужителей и представителей духовного актива, изгоняли, наказывали, церкви закрывали. Активно проводимая антирелигиозная политика властей принесла собственные плоды: презренная часть церквей оставила начальное предназначение; иные же стали собственностью государства и давались разным компаниям для использования.

В подобных церквях – XIX, XVIII века – находились конторы, сложения, цеха, мастерские. Сохранность начального вида этих сооружений недостаточно беспокоила их свежих обладателей. Облегчение церковной политики властей в период после войны привело к тому, что определенная часть церквей, все-таки, была передана богомольным, применялась по начальному направлению.

Вообще, при Сталине русская власть начинает уделять больше интереса монументам культурного наследия; но ни довоенный момент, сопряженный с преодолением разрухи и индустриальным сооружением, ни безудержная для памятников Битва, ни момент послевоенного восстановления, не содействовали серьезному вовлечению государства в защиту памятников архитектуры.

И в случае если дворцы, претворенные в музеи, аккуратно сохранялись, то легендарные здания, выбракованные у богомольных возобновляли уничтожаться. Доход к власти Н. С. Хрущева, дал старт так именуемой «хрущевской оттепели», и, синхронно, производительной антирелигиозной кампании, которая снова стукнула по монументам архитектуры. «Особенно твердая безбожная компания открылась в самом начале 60-х годов. XX века, когда вера была объявлена основным, законно имеющимся, идейным неприятелем марксизма».

До конца 60-х годов. XX охрана памятников архитектуры была возложена на федеральные органы. Располагающиеся в ведении Советов памятники архитектуры, могли даваться региональными исполкомами в использование заводов, заведений и организаций по «охранно-арендным договорам». Советуем заглянуть на сайт http://licenziya-minkult.ru/kak-priznat-dom-pamyatnikom-arhitektury/ если хотите узнать по данной теме больше.

Впрочем характер данного использования, обычно не содействовал сохранности памятников, региональные власти не направляли на это внимание, даже в случае наиболее возмутительных нарушений, таких как уничтожение или перестройка монумента. Политика властей была нацелена на не менее серьезное использование легендарных зданий в внимательных задачах: под сложения и хранилища, «что довольно часто влекло к разрушениям их систем и смерти стенной живописи».

Цивилизованная и знаменательная важность памятников не рассматривались при выборе нового предназначения для церквей. Такая позиция велась везде где только можно. Доведем образцы безжалостного послания с монументами архитектуры в русском Крыму: В 1962 решением Евпаторийского горисполкома, была перекрыта церковь Священного Илии-пророка 1918 года постройки (отреставрированная и содержавшаяся силами прихожан).

Предлогом к данному стало, будто бы аварийное положение колокольни, которая по неосновательным догадкам региональных госслужащих могла обвалиться. «Аварийная» колокольня в итоге была выдержана. В здании церкви был санкционирован динамический зал «Спартак». То же самое случилось и с храмом Священного Анатолия (1831 года постройки) в населенном пункте Зуя. «В 1962 г. он стали применяться как аграрный клуб и спортзал».

О доминирующем практическом отношении к легендарным монументам говорит картина с применением храмов в Феодосии. Собор Иоанна Богослова был самовольно занят феодосийским подразделением дератизации в целях сбережения в нем хлорной извести.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *