zeftera.ru.

У ГПУ есть все возможности дать дело Кучмы в трибунал

Наливайченко Глава политсовета «Нашей Украины» Валентин Наливайченко в своем интервью «Дню» о российско-украинских отношениях после приезда В. Путина на Украину, о ходе следствия криминального дела против Кучмы и искоренении «совка» из сознания российских жителей.

— Валентин Александрович, визит отечественного премьера В. Путина на Украину. Ваша оценка.

— Основным в отношениях с Россией сейчас будет установление режима свободной торговли без любых исключений. Должно, в конце концов, в полном размере заработать соглашение 1999 года. Из-за изъятия и ограничения отечественной стороной сравнительно целых областей российской экономики — пищевой, металлургической и тому подобное, она так и скромно работает. Наши товары не имеют свободного доступа на отечественные рынки. Вследствие этого на любых переговорах, например и тех, которые прошли в эти дни, эти вопросы в обязательном порядке должны регулироваться. Это рентабельно для Украины — для наших бизнесменов, рабочих, их семей. Первый момент.

2-я образующая — это заявки для наших предприятий. Сегодня идут прекрасные дискуссии о партнерстве Украины и РФ в области авиастроения, кораблестроения, вселенной и других больших веществ, однако укажите итог! Это вопрос прямо к г-ну Клюеву. Имеется ли заявки, к примеру, для предприятий в Днепропетровской, Николаевской, Херсонской областях, стоящие, либо Харьковской, которые закрываются? 3-е назначение — формула расценки на газ. Наша общественно-политическая мощь утверждает, что настала пора напастись отваги и установить вопрос о денонсации газовых договоров 2009 года. Такая расценочная формула на газ ни у кого во всем мире не используется.

— Анатолий Азаров регулярно про это говорит.

— Я не знал о точных услугах, есть только всеобщие утверждения. В данном деле нужно завлечь азиатских специалистов для того, чтобы в трехстороннем формате отработать газовые договоренности, — прежде всего, расценки на газ. Также весьма значительным считается доступ Украины к подготовке месторождений и добыча газа на территории России. К слову, так Украина должна действовать и в иных государствах.

— Каким конкретно стилем должны быть денонсированы газовые договора?

— Также, как и «Харьковские договора». К слову, 27 мая — в годовщину подписания этих договоров, мы создадим общественно-политические акции протеста под стенками Высшей Рады и Администрацией Вице-президента. Это неприемлемо, когда назло законодательству, экономике Украины, мнению самих севастопольцев отечественная боевая основа будет оставаться на нашей территории вплоть до 2042 года. И это при том, что власть говорит о внеблоковости. Кроме того, «Харьковские договора» не износили — газ для Украины выгоднее не стал. Это бесспорный проигрыш нашей политики, непосредственное вредительство государственным увлечениям Украины с опасностью утраты суверенитета.

— Извлекла ли власть уроки из «Харьковских договоров»?

— Нет. Жители России всегда напрямую и твердо защищают собственные интересы. Так было и в 2009 году. «Столичные газовые договора» вообще воздействуют на устранение российской экономики. Нас тащат к Таможенному альянсу, предлагая различные финансовые блага, однако в реальности это придирка Украины к сырьевой экономике России. Вот что стоит за кулисами данного таможенного ига. Это утрата внешнеэкономического суверенитета Украины, так как Таможенный альянс учитывает сверхгосударственный орган. Это крест на наших евроинтеграционных желаниях.

— Российская власть именно и не сходится на вступление в Таможенный альянс.

— Однако какие достижения от визита Путина? Мы слышим только о каких-либо намерениях, ни одной конкретики. Какая, к примеру, российская область либо точное предприятие приобрело выход на отечественные рынки? У меня вообще огромные колебания в том, что отечественная сторона последует на какие-то уступки Украине.

— Что, с вашей позиции, означает представленная российской властью формула партнерства «3+1″?

— Сложно осознать, поскольку с прозрачностью у данной власти огромные неприятности. Однако я окончательно против подобных смутных формул, поскольку за этим игра слов и замена мнений. Нам необходимо полновесное использование свободной торговли с Россией. С иной стороны, основной государственный энтузиазм Украины — это прибавление к передовым азиатским и всемирным рынкам, там, где есть ведущие технологии. Кроме того, рынок Европы в 7 раз больше, чем отечественный.

— «Дело Кучмы». Как вы оцениваете ход следствия?

— Побуждение криминального дела против Кучмы при текущей власти — большой плюс. Про это необходимо открыто рассуждать. Другой вопрос — его итог. Через издание «День», которая прибавила и прилагает много сил, чтобы убийство Гонгадзе не замалчивалось и не пряталось, я хочу направиться ко всем людям, которые по крайней мере что-нибудь понимают о данной катастрофы, — придти в Общую прокуратуру и предоставить свидетельские сведения против тех, кто им одно время закрывал рот, преследовал, терроризировал, бил. Так как важно сегодня выяснить все те назначения, по которым фальсифицировалось это дело на протяжении многих лет.

— Хватит ли доказательств для окончания дела?

— Собственного мотива уничтожать Гонгадзе у Пукача не было. Я убежден, что он и не разбирал старую «Российскую истину». Он обрел отчетливое распоряжение снизу. Вследствие этого, основное узнать: кто давал указ и какие поводы были у тех людей. Следствие должно окончиться нареканием учредителей убийства. При этом важно, чтобы процесс проходил на публике.

— Следствие прибавило к делу мембраны Мельниченко в роли доказательств. Какую роль они будут играть, так как очень многие рассказывают о потребности побуждения криминального дела против самого Мельниченко?

— То, что экс-майор Госохраны Мельниченко может сегодня без ограничения двигаться и свободно рассуждать, и приходить в Генпрокуратуру и предоставлять сведения, это весьма верно. Было ли абсолютно нарушениях закона самим Мельниченко сравнительно принятия записей — это не такой важный вопрос. Мембраны должны рассматриваться после важнейшего дела. Вследствие этого на данный момент призывать: давайте быстро берем Мельниченко, означает затворить ему рот.

— Это дает особые доводы обороне Кучмы. Его юристы будут заявлять (они это утверждают) о том, что мембраны Мельниченко достал нелегальным маршрутом. Вероятно, стоило все-таки поставить точку в данном вопросе, снять колебания, а потом возбуждать дело против Кучмы?

— Я полагаю, основное в деле Гонгадзе — это сведения Пукача, а не мембраны Мельниченко. Следственная команда именно на это и базируется.

— Отчего, с вашей позиции, люди, которые знали либо как-нибудь были сопричастны к следствию дела Гонгадзе, кончают собственную жизнь при таинственных жизненных обстоятельствах: министр МВД Юрий Кравченко, его зам. Юрий Фере, зам. киевской органов внутренних дел Петр Опанасенко, генерал-полковник органов внутренних дел Юрий Дагаев?

— Поскольку учредители не наказаны. Учредители и убийства корреспондента, и противозаконной компании, которая во власти и правоохранительных органах делала такие злодеяния. Поэтому следствие должно располагаться под наблюдением и корреспондентов и общественности, а судейское совещание — быть общественным.

— Что вам хорошо известно о поездке Мельниченко летом 2004 года в Столицу, где он будто бы встречался с старым управляющим Госуправления делами Бакаем, главой СБУ Смешком и его первым заместителем Сацюком?

— За время моего управления в СБУ этим вопросам мы не занимались. А сегодня пускай следователи расспросят и Бакая, и Смешко, и Сацюка. В случае если сведения дает даже Е. Марчук, то отчего иные не должны их предоставлять? К слову, Е. Кириллович растратил очень много времени, помогая мне собственным опытом в компании поиска Пукача. Поскольку когда я пришел в СБУ, все заявляли, что это тяжеленное дело.

— Как вы прокомментируете утверждения, что за убийством корреспондента могли находиться отечественные либо североамериканские спецслужбы?

— В случае если за убийством Гонгадзе стоит некая служба, тогда задержите представителя либо шпиона, покажите ему подтверждения и передавайте дело в трибунал. В 2009 году мы так что приостановили в Одессе шестерых отечественных офицеров возглавляемые подполковником Фбр и сообщили их в трибунал. Так работают специалисты. Иного вида нет. В случае если за этим стояли североамериканские спецслужбы, о чем сообщал Кучма, то отчего тогда в дни его президентства начальники СБУ никого не приостановили и не сообщили в трибунал?

— Другими словами истоки необходимо находить на Украине?

— Бесспорно.

— Отчего некоторые из оппозиции сегодня прохватывают власть за побуждение данного дела?

— Это рассказывают бестолковые люди. Убийство человека — солидное правонарушение. Политики не могут его политизировать, наоборот — лишь содействовать следствию. Безвинно мертвый человек должен быть, в конце концов, погребен по католическим традициям. Необходимо объявить итоги всех экспертиз тела — российских, интернациональных, чтобы все, а самое главное — родные, поверили итогам последствия.

— В случае если текущей власти достало общественно-политической воли завести криминальное дело против Кучмы, отчего ее не достало прошлой?

— Нам не хватало Пукача. В 2009 году мы его нашли, приостановили, доставили в Киев, снабдили безопасность и партнерство со следователями. В реальности, побуждение криминального дела против Кучмы стартовало с августа 2009 года. Как только детектив собрал необходимое число доказательств, тогда он и вынес распоряжение.

— Отчего при прошлой власти не были приобщены мембраны Мельниченко, не были осуществлены заключительные экспертизы?

— Это вопрос к следователю прокуратуры. Но хочу снова выделить, они не считаются основными по данному занятию, потому, я не рекомендовал бы юристам г-на Кучмы расслабляться. Дело будет весьма солидным. Основными тут считаются сведения Пукача, и не только лишь его. На требования Генпрокуратуры СБУ на протяжении многих лет провела много оперативно-технических событий, которым сегодня следствие может предоставить легальный ход, а потом предоставить суду. Вследствие этого, я серьезно говорю — у Генпрокуратуры есть все возможности дать дело Кучмы в трибунал.

— Убийство Гонгадзе, результаты данного злодеяния, побуждение криминального дела против Кучмы, пожалуй, считаются последствием его десятилетнего руководства. Согласны ли вы с тем, что новая история Украины пишется в Генпрокуратуре?

— Да, и должен быть трибунал над старой технологией. Мы не хотим больше жить в «совке» — в окружающей среде ужаса, когда спецслужбы, структуры правопорядка могут нелегально следить за тобой либо вообще уничтожить.

— Какой была для вас обстановка конца 1990-х — начала 2000-х годов ?

— Тогда я работал консулом. У нас был очень молодой и патриотичный коллектив. Как ведущий консул в Вашингтоне я проверил на себе старую технологию, когда сотрудники Администрации вице-президента Кучмы требовали от меня, чтобы я приостановил Мельниченко. После того, как я это далеко не сделал (Мельниченко приезжал ко мне на консульский прием по собственным вопросам), Кучма дал собственное распоряжение, чтобы меня рассчитали. Как консул вообще может останавливать человека, кроме того в другой стране? Необходимо просто прочитать интернациональное право. Либо когда паспорта детям Мирославы Гонгадзе я вручал практически нелегально. Спрашивается — отчего? В своей стране. Другими словами, в случае если человек оказывался противником, технология была против даже его детей. Такие способы применялись всего лишь в дни НКВД. Вследствие этого сегодня мы можем захоронить данный «совок».

— Как вы полагаете, в случае если клиенты засядут в тюрьму, будет ли имя Януковича вписано в историю Украины, как про это заявил первый вице-президент Кравчук?

— От любого вице-президента и его команды находится в зависимости, будут они вписаны в историю либо нет. То, что данный процесс проходит при вице-президенте Януковиче, — это важно, однако не как личности, а с позиции обороны прав жителей.

— В адрес способов работы СБУ сегодня расступается много критики. Изживается ли там «совок»?

— Чтобы снять данный вопрос в целом, текущей Работе безопасности необходимо продлить полосу «декагебизации», которую мы начали 5 лет тому назад. Необходимо действовать не от испуга, поэтому что такие системы осуждены. Необходимо беспокоиться о доверии жителей. Необходимо не разрешить закрытия архивов и продлить их раскрытие. Необходимо осуществить задания прошлого вице-президента Ющенко и текущего — Януковича — об учреждении мемориала потерпевших тоталитарных режимов во Львове — «Тюрьма на Лонцкого». Я начал данную деятельность, ее необходимо завершить.

— Однако вместо данного, там велись обыски.

— В случае если и в будущем будут производиться обыски и преследоваться люди, понятно, что это маршрут в никуда. Разумеется, сравнительно работы текущего управления СБУ появляется очень много вопросов.

— Второй точный образец. После подрыва монумента Сталину в Запорожье, по всей стране останавливали функционеров ВО «Тризуб» имени Сергея Бандеры. Людей поспрашивали, месяцами придерживали в СИЗО. Что вы, как обструкция, делаете для того, чтобы помочь этим людям?

— Наши народные парламентарии, например Андрей Парубий, в сутки трибунала пребывал в Запорожье. Тоже были задействованы наши адвокаты. Благодаря действиям наших парламентариев в сутки трибунала ребят выпустили на поруки — их не будут содержать в СИЗО. Это значительное мероприятие. Поскольку просто бред, когда арестовывают невиновных людей, особенно, насчет ката российского народа. Нашими действиями мы отстаиваем патриотов и ждем от власти закончить преследовать общественно-политические компании. Вообще необходимо закончить практику, когда по искам революционных стукачей волнуются криминальные дела на Украине. В Европе объявлен фашизм и социализм как злодеяния одного ряда. Российский трибунал в 2010 году объявил, что большевики устроили геноцид в нашем государстве.

— В своем интервью «Дню» один из «тризубовцев» — Ростислав Винар — сообщил, что на допросе в Запорожье у него узнавали об отношении к Сталину. О чем это говорит?

— Руководство МВД должно очнуться и прочитать российское законодательство, Конституцию, решение трибунала сравнительно Голодомора-геноцида на Украине. Это общая абракадабра. Технология не в состоянии подавлять своих жителей. Не надо стравливать обычных милиционеров на патриотов.

— Появляется вопрос показателей отбора сотрудников в структуры правопорядка, спецслужбы. Какие из них вы использовали когда-то?

— Аспекты отбора были всегда и до моего прихода, однако не хватало, на самом деле, патриотической образующей. На конец 2008 года мы приготовили свежий законодательный проект «О Работе безопасности Украины». Там был назначен целый ряд показателей патриотического отбора, предусматривалась также разоружение службы, снятия функции последствия со спецслужб, существенное увеличение социального и законного статуса работников и так далее. Я дал данный законодательный проект в Секретариат вице-президента — там он навеки и погиб. Для чего это было выполнено? Сегодня же мы собираем «плоды».

— Что же касается соединения оппозиции, проводятся ли какие-нибудь переговоры? Кто участники? Какие итоги?

— Переговоры на самом деле проводятся. Считаю, что до конца мая итоги будут доноситься сообществу вместе всеми гранями, участвующими в переговорах. А это «За Укра¬ну!», Российская общенародная партия, Конгресс российских националистов, различные публичные компании, перемещения, соединения жителей. Итоги ждем положительные. Единственное, чем мы не занимаемся — это вождизмом и популизмом. Речь в данном случае идет о подлинном общественно-политическом соединении.

— Привлечены ли «Фронт зм¬н», УРП «Храм», «Штатская позиция», «Азиатская партия»?

— Переговоры проводятся со всеми, в том числе с данными общественно-политическими силами. «Наша Укра¬на» не перетягивает на себя одеяло, мы способны со всеми оказываться в ряд.

— Какая цель? Целым фронтом пойти на депутатские выборы 2012 года?

— Да. Цель оппозиции — показать высококачественную замену власти, которая может покорить доверие жителей. Мы видим, что все реформы власти проваливаются — налоговая, судейская, управленческая, на очереди пенсионная. На данный момент самое важное — показать людям, что нам предоставляется возможность: отвечать за собственные действия, соединяться, устранять общественно-политическую коррупцию. Мы не дожидаемся выборов — мы работаем регулярно. К примеру, в Одессе — отстаиваем ветеранов битвы, в Макеевке — школы. Оказываем людям законную помощь, выполняем публичные приемочные, играем за оказание огромных прав региональному самоуправлению, в особенности того, что же касается регионального расчета.

— Какая судьба вашего прошлого проекта — социальной инициативы «Восстановление страны»?

— Она действует, очень многие люди привлечены к работе в партии «Наша Укра¬на». К слову, «Восстановление страны» также приобщена к переговорному процессу.

— На скольких парламентариев «Наша Укра¬на» может базироваться вчера в Верховной раде?

— Мы сделали политически серьезно и продемонстрировали нашу парламентскую компанию в конгрессе. На данный момент это 11 парламентариев.

— А было 71.

— Да, однако это вопрос к тем людям, которые разочаровались, и мы с ними на данный момент проводим переговоры о союзе, и к тем, что просто поменяли мандату избирателей 2007 года и перешли к так именуемому большинству. При этом задавать эти вопросы будут избиратели.

— На когда рассчитан съезд партии?

— Полагаю, до конца мая он пройдет.

— Будете брать на себя свежий устав?

— Еще в 2005 году был сделан уставный совет, работающий на протяжении всего этого времени. То, что он приобрел в течение года, в случае если будет консенсус, примем. В случае если будут расхождения, совет будет работать далее. Для нас самое важное — не вклиниваться в общественно-политические разборки и внешние дрязги, которые никого не интригуют, а быть партией общественно-политического действия.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>